.бабочка
.тысяча чудес
Прошу: молчи - не смей меня будить.
Автор: психе (.бабочка)
Беты : .птичка
Фэндом: Сверхъестественное
Персонажи: Дин Винчестер, Кроули, Кастиэль
Рейтинг: G
Жанры: пре-слэш(?), AU
Предупреждения: это вообще можно за оридж выдавать,ясчитаю.
Размер: Мини, 2 части, ~ 2300 слов
Статус: закончено
От автора: под впечатлением ответа Микеланджело Буонарроти "Отрадно спать - отрадней камнем быть.", но в первой части упоминаются строки Джованни Строцци, так что вот их маленький диалог:
Джованни Строцци на «Ночь» Микеланджело Буонарроти:
«Вот эта Ночь, что так спокойно спит
Перед тобою, – Ангела созданье.
Она из камня, но в ней есть дыханье:
Лишь разбуди, – она заговорит».


Ответ Микеланджело Буонарроти:
«Отрадно спать – отрадней камнем быть.
О, в этот век – преступный и постыдный –
Не жить, не чувствовать – удел завидный...
Прошу: молчи – не смей меня будить».

Перевод Ф. И. Тютчева (наиболее выразительный и наиболее точный, по мнению А.М.Эфроса)



I часть
"...Она из камня, но в ней есть дыханье:
Лишь разбуди, – она заговорит."



Ангелы пали с неба.
Подобно падающим звездам летели с небосклона, сжигая собственные крылья.
Плелись легенды - так давно это было, но каменные статуи падших до сих пор находят по всему миру.
Они пали, когда битва была проиграна.
А демоны возвысились, сокрушив последнее сопротивление, когда темное нутро взыграло над чистым светом.
Когда человек возгордился собой, как лучшим творением Господа.
Когда человек начал гнить душой, завидуя превосходству ближнего своего.
Когда человек под силой гнева калечил и убивал.
Когда человек отдался тоске и лени.
Когда человек поставил собственное удовольствие превыше всего.
Когда человек предался чревоугодию.
Когда человек воспел плотское наслаждение.
Люди поддались грехам и демоны одержали победу.
А ангелы оказались низвергнуты на Землю.
Это было так давно, что люди забыли об этом.


Если бы Дин в детстве не заблудился в лесу и не наткнулся бы на эту статую, он бы так и не узнал легенду, по которой человечество оказалось слишком слабо и чуть было не убило всех своих защитников.
А ещё, как считает сам Дин, он бы и не выбрался из леса, а его растерзанное бешеными собаками тело нашли не скоро.
Он никогда не произносил этого вслух, но едва ли не с первой встречи окрестил статую Ангелом.
Наверное, таким же заблудившимся, как маленький Дин.
Статуя мужчины в покрывалах, что почти полностью скрывали тело, сливалась с небольшой каменной возвышенностью, словно прячась от чего-то или кого-то.
Чуть сгорбленный мужчина, с наклоненной вперед головой, держал руку, которая не была скрыта за каменной тканью, на рукоятке меча, чьё лезвие терялось в складках, и имел тяжелый и грустный взгляд.
Дин не знал, с чего он так решил, но это первое впечатление въелось ожогами кислоты, и он ничего не мог с этим поделать.
Может, статуя на самом деле была в печали?
Мальчишка подошел к статуе и принялся зачарованно осматривать её, стараясь понять, как она могла тут оказаться.
Словно вторым слоем одежды статуя была жадно покрыта хитрым сплетением дикого плюща, а в самом низу на одеяниях цвело немного мха, и это несмотря на то, что сам огромный камень, с которым сливалась статуя, в этом месте был покрыт мхом чуть больше чем на половину.
Дин всматривался, старался изучить одним взглядом, боясь прикоснуться, и запоминал.
И когда он вновь поднял голову и посмотрел мужчине в глаза, предварительно полностью скользнув взглядом по сильной, величественной фигуре, он одними губами прошептал: "Ангел".
Дин сидел около статуи до самого вечера, чувствуя себя рядом с ней спокойнее, но так было ровно до того момента, пока недалеко от места его пребывания не раздались низкие рычания вперемешку с редким лаем, от которых птицы вспорхнули со своих мест и полетели прочь.
Сам мальчишка едва не подпрыгнул, застыл на несколько секунд, боясь пошевелиться, а после стал судорожно искать где-нибудь поблизости увесистую палку или ветку.
Однако дикие собаки вышли на его след быстрее, чем Дин успел хотя бы попытаться забраться на камень, около которого сидел.
Маленькая стая из пяти бешеных собак, не прекращающих рычать, и у которых с оскаленной страшной пасти капала слюна, стояла всего в нескольких метрах от Дина, и одним своим видом едва не загнала мальчишку в могилу.
В этот момент маленький Винчестер испугался как никогда. Он сидел на земле, прижавшись спиной холодному камню, не мог сделать даже вздоха и просто пошевелиться. Застыл, как рядом стоящая статуя.
Резкий прыжок вперед стоящей ближе всего собаки и оглушающее лаяние других - последнее, что запомнил мальчишка.
Он не знал, чего ожидал.
Наверное, горячего мокрого языка и острых, болезненно впивающихся зубов.
Тяжелых лап с когтями, разрывающих одежду и оставляющих кровавые полосы.
Он ожидал оглушающей боли, а вместо этого почувствовал оглушающую тишину.
Дин не знал, сколько так просидел.
Он не знал, что вообще произошло, или хотя бы когда.
Мальчишку словно откинули в сторону, он полулежал-полусидел­ на земле, облокотившись о камень, и смотрел на небо, на котором уже виднелись звезды и луна.
Очень медленно, словно тело ему не подчинялось, он опустил голову и посмотрел перед собой.
О недавнем присутствии собак говорили только следы лап и вытоптанная, даже местами вырванная трава.
И лишь после этого он почувствовал, как у него болит голова.
Дин неспешно преподнес руку к остро ноющему затылку и ощупал его, щурясь от боли.
После ныть начало и плечо.
Уже поднявшись с земли и медленно ступая по траве, мальчишка заметил, что положение статуи изменилось.
Голова чуточку приподнята, рука теперь не просто лежит на рукоятке меча, а держит её, и сама статуя слово выступила вперед.
Дин застыл на месте, не веря собственным глазам, а уже через несколько секунд бежал по лесу прочь, бежал до тех пор, пока не оказался на знакомых тропинках, пока не наткнулся на отца с его другом, которые искали его.
Дома на ноющем плече он обнаружил синяк, по форме напоминающий отпечаток ладони.

Спустя несколько месяцев Дин пытался найти эту статую в лесу, но все поиски оборачивались неудачей, и лишь где-то через год он все же смог найти большой камень, около которого сидел, и с которым сливалась статуя Ангела.
Дин был уверен, что Ангел спас его, буквально вытащил из хватки смерти.
Повзрослев, Винчестер все продолжал навещать статую с грустным лицом. Приходил, мог часами в тишине сидеть рядом, а после вставал и уходил.
Много раз появлялась глупая мысль поговорить со статуей. Спросить её о чем-нибудь или просто рассказать, но он боялся даже тронуть её.
Точнее сказать, он будто знал, что трогать её нельзя.

-Ты часто навещаешь эту статую?
Дин приходит, а незнакомый ему мужчина уже стоит напротив Ангела и совершенно внезапно задает вопрос, словно затылком видит, что кто-то пришел.
-Приходишь и только смотришь? - продолжает он задавать вопросы, зная, что ответов не услышит, - Почему?
Винчестер стоит в нескольких метрах и смотрит на спину невысокого мужчины в черном плаще, хмурится и напрягается.
Ему совершенно не нравится этот человек.
Мужчина делает шаг в сторону, отходит от статуи и поворачивается к Дину полубоком, и внимательно смотрит него спокойными глазами, вопросительно приподняв брови.
-Кто вы?
-Всего лишь случайный путник.
Случайных путников в лесу в деловых костюмах не бывает.
Винчестер хмурится ещё сильнее и сжимает губы.
-Так почему ты всего лишь смотришь на него? - задает вопрос, в легком любопытстве чуть-чуть наклонив голову к плечу.
-Вам-то что? - отвечает грубо, даже не пытаясь скрыть свой плохой настрой по отношению к этому мужчине.
-Как ты груб, - кривится и поворачивает голову в сторону, а после уже пренебрежительно смотрит на Винчестера, - Впрочем, я ни капельки не удивлен.
Незнакомец вновь поворачивается к статуе, внимательно рассматривает её и делает пару шагов в сторону, становясь теперь с другой стороны от Ангела.
-Так почему ты только приходишь к этой статуе и все? - мужчина опять смотрит на Дина, а тот переводит взгляд на каменное изваяние.
-Это ведь статуя, что я должен с ней делать? - после нескольких секунд тишины Винчестер задает встречный вопрос.
Мужчина смотрит теперь с легкой издевательской улыбкой в глазах и отвечает:
-Тогда почему ты вообще приходишь сюда?
Винчестер снова с силой сжимает губы и кулаки.
Он не раз задавался вопросом почему же приходит к Ангелу, и кажется ответ был в самой первой встрече, в самом первом впечатлении.
Дину казалось, что статуе одиноко.
Но не говорить же об этом незнакомому мужчине?
Он вообще ничего не должен говорить этой подозрительно личности.
-Ему ведь одиноко, да?
Винчестер дергается, смотрит на незнакомца, что опять повернулся к статуе и теперь заглядывает ей в лицо, и сам смотрит на Ангела так, будто тот мог что-то рассказать и сдать мысли Дина этому мужчине.
-Его лицо очень печально, - продолжает тем временем мужчина, - Особенно его глаза.
Он протягивает вперед руку и касается двумя пальцами рукоятки меча.
А Дина от этого захлестывает волнение и, кажется, даже на секунду перехватывает дыхание.
-Не надо.
Слова срываются с его губ быстрее, чем он успевает осмыслить свои действия.
Незнакомец поворачивает к Винчестеру голову и через несколько секунд с ленцой убирает руку, засовывает её в карман плаща.
-Ну же, Дин, посмотри, - и протягивает вперед другую руку, приглашая Винчестера подойти поближе.
Дин смотрит на протянутую раскрытую ладонь, переводит взгляд на лицо Ангела, что сложно рассмотреть с такого расстояния, и шагает вперед.
Он даже не спрашивает откуда мужчине известно его имя, лишь все внимательно смотрит на лицо и подходит.
-Тебе ведь кажется, что он живой.
Как зачарованный, словно впервые видит эту статую, Дин не отрывает взгляда от лица.
Растрепанные волосы, немного сведенные и нахмуренные брови, нос с очень легкой, не сразу заметной горбинкой, и самую малость приоткрытые губы с опущенными вниз концами.
Статуя слово слита по лицу живого человека.
Словно живой человек стал камнем.
-Прикоснись.
Шепот проникает под кожу, отключает мозг и руководит действиями.
Винчестер медленно приподнимает руку и тянется к статуе.
-Разбуди - она заговорит.
Дин хочет поговорить с Ангелом.
Хочет задать вопросы и что-нибудь рассказать.
Он уже почти касается холодного камня, как резко сжимает пальцы в кулак и прижимает руку к себе.
-Нет.
Мужчина стоит совсем рядом, протянув руку за спиной Винчестера и таким образом заставив того непроизвольно встать так близко к Ангелу.
Винчестер отходит в сторону, поворачивается лицом к незнакомцу и смотрит на него злыми глазами, сдерживаясь от того, чтобы не врезать.
-Нельзя, - голос Дина тверд и глубоко внутри он удивляется, почему настроен так серьезно.
Он просто знает, чувствует, что трогать - будить - Ангела нельзя.
Мужчина поднимает руки в наигранном защитном жесте.
-Ну нет так нет, и не надо, - и разворачивается, неспешной походкой уходя прочь.
Дин не двигается с места до тех пор, пока невысокая черная фигура внезапно не исчезает среди деревьев, медленно облегченно выдыхает, устало ссутулившись, и вновь смотрит на Ангела.
Дин не знает почему, но знает, что Ангела нельзя трогать или говорить с ним.
Как бы ему этого не хотелось, он этого не сделает.
Но он будет продолжать приходить и молча составлять ему компанию.


II часть
"...в этот век – преступный и постыдный –
Не жить, не чувствовать – удел завидный...
Прошу: молчи – не смей меня будить."


-Ты когда-нибудь покидаешь это место?
Мужчина резко разворачивается к появившемуся человеку и впечатывает его в ближайшую вертикальную поверхность так, что по стене идут трещины.
Гость жмурится, а после недовольно восклицает:
-Да что все со мной в последнее время так грубы?! Мне больно и обидно, между прочим, - врет тот, но даже не предпринимает попытки отцепить от себя руки.
-Не смей, Кроули, не смей, - угрожают ему, а мужчина в деловом костюме продолжает делать вид, будто ничего не понимает.
Гостя встряхивают и вновь прижимают к стене.
-Я знаю, что ты приходил к нему, - зло шипит ему в лицо мужчина.
На несколько секунд воцаряется тишина.
Кроули внимательно смотрит на своего собеседника, приподняв голову из-за разницы в росте, и тихо довольно хмыкает.
-Все также следишь за этим человеком, Кастиэль? - спрашивает Кроули, - Хотя это и так ясно, ведь ты все время проводишь около него.
И Кроули не преувеличивает.
Кастиэль на самом деле все своё время проводит около статуи спящего человека.
-Не трогай его, - говорит ангел и отпускает демона, отходит на пару шагов.
Кроули деловито поправляет свой костюм и плащ, стряхивает несуществующие пылинки и вновь смотрит на собеседника.
-Кас, ну ты же знаешь, что я не могу, - с плохо наигранным сочувствием отвечает тот, - Я ведь демон, это моя работа.
Кастиэль отворачивается и подходит к статуе лежачего человека, около которой стоял до прихода внезапного гостя.
-И если не я, то кто-нибудь другой заберет его душу и тебя, - продолжает демон, - А это будет немного не честно, тебе так не кажется? Ведь мы так давно знакомы.
Ангел сжимает губы в тонкую полоску, сжимает кулаки и смотрит на спокойное спящее каменное лицо парня.
-Этого не будет, - говорит Кастиэль негромко.
Кроули в пренебрежительном удивление приподнимает брови и делает вперед несколько шагов, подходя ближе к ангелу.
-Откуда же в тебе такая слепая вера в этих людишек? В людишек, из-за которых вы, ангелы, пали с небес.
Кас предсказуемо не отвечает.
-Или точнее сказать, что ты слепо веришь только в одного человека? - и хоть ангел этого не видит, Кроули указывает кивком головы на статую перед собой.
Кастиэль молчит.
Демон отходит и медленно обходит падшего за спиной, становится с другой стороны.
-Зачем ты погрузил его в это состояние? - приподнимается на носочки и шепчет на ухо собеседнику, - Ведь ты и сам от этого страдаешь, да?
Кас резко разворачивается, едва не оказываясь нос к носу с демоном, и цедит сквозь зубы:
-Это не твоё дело.
Кроули отходит и начинает медленным шагом бродить туда-сюда, а Кастиэль вновь разворачивается к статуе парня.
-Ты защищаешь его от реальности, которую создали сами люди, - продолжает говорить демон, - Зря, все они заслуживают того, что натворили.
Ангел смотрит на лицо спящего парня и, кажется, не слушает.
Демон останавливается, разворачивается и вновь встает около падшего.
-И ты сам хочешь, чтобы он проснулся, - Кроули также, как и ангел, смотрит теперь на спящего парня.
-Ведь помнишь какого было прикоснуться к нему, да? - слегка лукаво улыбаясь говорит демон, посмотрев на собеседника уголком глаза.
Падший невольно слушает Кроули и вспоминает.
-Тебе хочется с ним хотя бы поговорить.
Кастиэлю очень хочется разбудить этого человека.
Ему хочется вновь почувствовать под рукой его тепло, хочется увидеть не серый камень, а немного загорелую кожу.
Хочется увидеть россыпь веснушек на лице и зеленые глаза.
Поговорить с ним о чем-нибудь или просто послушать его речь, его голос.
-Ты ведь тогда чуть было не разбудил его. Разбуди же его сейчас.
Но то, что люди, погрязшие в грехах, сотворили с Землей после падения ангелов и победы демонов ужасно.
Кас вряд ли преувеличит, если скажет, что часть Ада перенеслась на Землю.
И ангелу совершенно не хочется, чтобы этот человек жил в таком мире.
-В этот век - преступный и постыдный, - подает голос Кастиэль. - Не жить, не чувствовать - удел завидный.
Поворачивается в сторону, смотрит на демона и отвечает.
-Так ему будет лучше, - и голос ангела тверд, он уверен в своих словах.
Кроули смотрит на падшего и на его лице теперь полное безразличие.
Лишь через несколько секунд он в легком любопытстве приподнимает брови и говорит:
-Он ведь человек, рано или поздно он сдастся, и тогда вам обоим не поздоровится, - смотрит внимательно, изучающе, - Проснешься ты - проснется он, и тогда в чем смысл всего этого?
-Он не будет будить меня.
Кроули хмыкает и отвечает:
-Я в этом не уверен. Я видел, как он на тебя смотрит. И, кстати, ты хотя бы представляешь, от чего отказываешься, не соглашаясь будить его?
Кастиэль прекрасно это осознает, но ему удается приглушить собственные желания.
Демон разворачивается и уходит неспешным шагом, но потом оборачивается и добавляет:
-Надеюсь, что все же я буду тем, кто заберет душу этого Винчестера и кто завладеет остатками твоей благодати.
Улыбается, в знак прощания кивает и исчезает.
Кастиэль ещё несколько секунд смотрит на место, где раньше стоял Кроули, и разворачивается обратно к статуе спящего парня.
Ангелу не важно, как долго продлится сон, разбудит его человек или нет.
Он будет охранять его сон до последнего, не отходя от него.


Не смотря на то, что демоны победили в войне, а ангелы пали, на Земле ещё есть люди с чистой душой, не поддавшиеся соблазнительным грехам.
Но им, как и падшим ангелам, существовать в новом строящемся мире невозможно, и лишь вопрос времени, когда же демоны сломают их, подчинят, заберут души и остатки благодати.
Но ангелы придумали способ, как спасти оставшихся людей и себя.
Ангел отдает человеку часть себя и погружает его в сон, превратив в статую, и отданная часть ангела засыпает во сне человека.
Ангел охраняет сон человека снаружи, а человек охраняет сон ангела внутри, и это дает обоим защиту от того, что творится на Земле.
Но если один из них разбудит другого - проснутся оба.
И тогда оба окажутся погрязшими в грехах и рабстве у демонов.

запись создана: 06.09.2013 в 23:41

@темы: хуекстики, хуёрчество, мр~, в ночь, supernatural трава